Родного дома огонёк… (стихи)

admin




Думаю, что многим герань напоминает о детстве, ведь она украшала подоконники ещё наших прабабушек и бабушек. Неприхотливая, обильно цветущая, герань издавна была любимым цветком, приносила радость и уют в дом, согревала душу своей красотой и свежестью и нередко скрашивала одиночество…




Истоки
А память всё листает дни былые,
Вновь расцветает яблоневый сад,
И ставни вдруг откроются резные -
Цветы герани огоньком горят.
Ирина Поливцева

В детство далёкое лесенка
Беззаботного детства пора,
Где так молоды бабушка с дедушкой...
Где нам в детстве давали с утра
Молока ещё тёплого с хлебушком.
В приоткрытую щёлку дверей
Ветер пел камышовою дудочкой.
Мы ловили в реке пескарей
Решетом на мели и на удочку.
Остывая в прохладе речной,
Мы купались с утра и до вечера,
И песок как золою печной
Грел теплом своим спины и плечи нам.
На скамейке хрустя огурцом,
Сбросив с ног надоевшие тапочки,
Наблюдали, как кормят птенцов
Под окном деревенские ласточки.
И деревни той нет уж давно...
И поля заросли мелколесником...
Но с душистой геранью окно -
Будто в детство далёкое лесенка.
Нина Матрохина

В хороводе бесчисленных дней,
В лабиринте дорог и дорожек
Светит солнце деревни моей
И манит к себе, сердце тревожа.
Там, в оврагах, - черёмухи дым,
Горький ветер в верхушках талины,
И брожу я всегда молодым,
Где до боли родные картины.
В озерке деревянный мосток
Изумрудной подёрнулся тиной,
Отшлифованный множеством ног,
Он - пристанище стаи утиной.
А за озером - лес колдовской,
Полный света, чудес и загадок,
На просторах размытый покой,
Ягод вкус удивительно сладок.
Там оставил я юность свою
И герань на заветном окошке.
Там впервые шептал, что люблю,
Да быльём поросла туда стёжка.
Край родной, мой берёзовый край,
Буду петь до конца твои песни.
Так играй же, гармошка, играй!
Ты одна мне ещё интересна…
Нина Флигинских

Я проснулась в родительском доме,
Льётся в окна рассветная рань,
Красным шёлком на розовом фоне
Распустилась, как прежде, герань.
И такая щемящая нота
В непрерывной звучит тишине,
Что как в детстве заплакать охота,
Оттого, что так благостно мне.
Нам ведь, в сущности, много не надо,
Был бы хлеб на столе с молоком,
А любовь нам с тобою награда,
Дышит ею родительский дом.
Где по-прежнему пахнет блинами,
Чай на травах и мамин уют.
Боже правый! Пребудет пусть с нами
Дом, в котором нас любят и ждут.
Нина Ивановна Мосунова

Просто счастье
Пусть говорят: мещане – так мещане!
Родился, разобрался и – люблю.
А этот дом, где на окне герани,
Мне как родная гавань кораблю.
Где с якорей срывается волненье,
И реи режут свод на яруса,
И поднимает ветер вдохновенья
Видавшие немало паруса.
На сто морей – мой порт из Подмосковья.
Но даже в экзотических морях
Так и не встретил в сотне маяков я
Похожих на гераневый маяк.
Покуда штиль сердечный не нагрянет,
В какой бы ни был дальней стороне, –
Обратный курс – на гавань, где герани
Горят в одном-единственном окне.
Валерий Федосов

Зачем сюда я приезжаю
Волнуясь, с радостью и робостью –
Дожил до встречи. Повезло! –
Автобусом на малой скорости
Въезжаю в милое село.
Мелькнул знакомый домик с краю,
Герани в окнах, как огни...
Зачем сюда я приезжаю?
Давно здесь нет моей родни.
Зачем с волнением и грустью
В удачу верую свою,
Что все грехи мне Бог отпустит
Лишь только тут,
в родном краю?
Зачем, гоним дорогой дальней
Туда, где в избах образа,
Я каюсь не в исповедальне,
А землякам – глаза в глаза?
Уже давно причастный тайне –
Я убеждаюсь всякий раз:
Мы снова силу обретаем
От мест родных, где помнят нас.
Геннадий Горельников

Сон
Мне снилось, как к отчему дому
Пришла я, спустя много лет.
Ему поклонилась, родному,
А он не узнал меня, нет.
На окнах его потускневших
Герани цветущей уж нет.
От времени гроз потемневший,
Давно погасил он свой свет.
Ворота с петли оборвавшись,
Скрипели о чём-то своём.
Две вишни, навеки обнявшись,
В саду засыхали пустом.
От тяжести мыслей не спавший
Родительский дом ветхим стал.
И радость, и горе познавший,
Безропотно в землю врастал.
В своём одиночестве горьком
Стоит уж так несколько лет...
И дум передумал о стольком
Да ветер развеял их след.
Мне так захотелось озябшей
С собой взять родного тепла.
Но только была я уставшей
И дверь отворить не смогла.
Мария Дроздовская

Моё село
Я люблю село родное,
Я люблю свой дивный край,
Дом на холмике высоком,
На окне цветёт герань.
Я люблю леса и речку,
И тропинку вдоль полей,
И пьянящий запах сена,
И жужжание шмелей.
Я люблю весны цветенье
И осенний листопад.
Я люблю зимы творенье,
Летний зной и снегопад.
Нет роднее в мире края
Где бы был так счастлив я.
Никогда я не забуду
Сердцу милые места.
Паранин Валерий

Тропка к отчему дому
Тропка быстро бежит прямо к отчему дому.
Двадцать лет не был я в тихом детстве своём.
И поля, и река – всё до боли знакомо, –
И Серебряный бор, и на кручу подъём.
Здесь, сбивая росу, босоногий мальчишка
Убегал на Хопёр любоваться зарёй.
Годы, годы мои... Повидал я с излишком.
Повидал, чтоб понять, как хочу я домой.
Полыхает сирень вдоль знакомой дорожки,
Рыжий кот задремал под цветущим кустом.
Вот резное крыльцо и герань на окошке.
Я вернулся к тебе, милый дом, отчий дом!
Татьяна Овчинникова

Баба Настя
Баба Настя стряпает блины,
Время одиноко коротает.
Дух исконно русской старины
По избе, как облако, витает.
Коврик домотканный на полу,
На окне - герань вовсю пылает.
Печка изразцовая в углу
Старость бабы Насти согревает.
Ярко пышет самовара медь -
Может, дети с внуками нагрянут?
Хоть одним глазком на них бы глянуть,
А потом - спокойно умереть.
Ждёт она гостей который год,
Да почтарь, спеша, проходит мимо...
Хоть чадит сквозь щели дымоход,
Но глаза слезятся не от дыма.
Николай Вахтин

Стихи о малой родине
Катится, катится прожитых лет колесница,
Прожитым, прошлым уставшая память больна —
Только прилягу, забудусь — она и приснится,
Малая родина, лучшая в мире страна.
Низенький домик, сирени, герань на окошке —
Очень знаком этот вид и, конечно, не нов,
Там на завалинке мальчик играл на гармошке
Вальсы, фокстроты и танго, да все про любовь.
Милый мой отрок, играй, я смеяться не стану.
Дай посижу и восчувствую вместе с тобой.
И никому не скажу я про девочку Таню,
Ведь для нее это крутится шар голубой.
Мальчик, играй и прости мои глупые слезы —
Старому дедушке можно всплакнуть иногда.
Слышишь: на станции снова кричат паровозы —
Те, что из детства тебя увезут навсегда.
Мальчик, играй, я пройдусь, никому не мешая,
Скоро и ты все поймешь и познаешь сполна:
Малая родина — это такая большая,
Самая лучшая, парень, на свете страна.
Геннадий Чистяков

Пустыми глазницами выбитых окон,
Не видя, глядят на цветущий бурьян
Остывшие избы, согнувшись до срока,
Без рук и тепла их хозяев – крестьян.
Унылые избы сечёт непогода:
Дожди и снега да тугие ветра.
Здесь даже весной молчалива природа,
Здесь пенье скворца не услышишь с утра…
И лишь островком из далёкого детства
Стоит в деревеньке ухоженный дом.
На окнах – герань с огоньком по соседству.
И стёкла весёлые солнечным днём.
В подворье скотина мычит по привычке,
И песню с полночи поёт петушок.
Хозяин с хозяйкой уже на крылечке
Когда заалеет за лесом восток.
Тут всё обустроено просто и ладно, –
С природой – один на один, как никак.
И трудятся здесь до темна неустанно, –
В крестьянских хозяйствах всегда было так…
Мне всё тут знакомо с тех вёсен давнишних:
Колодец с холодной и чистой водой
И склоны овражка в ромашках душистых,
Берёза, что раньше была молодой.
И здесь о радушии нет, не забыли!
Калитка распахнута настежь опять.
Лишь только покажется облачко пыли,
Выходят гостей долгожданных встречать.
Вот, фыркнув, заглохли железные кони.
И..., словно, я вижу родимую мать:
Вот так же, под фартуком пряча ладони,
Она выходила когда-то встречать…
Для всех здесь найдутся весёлые роли,
И радостной будет в избе суета.
Озябшее сердце, от выпавшей доли,
Согреет ушедших времён доброта.
Хозяйка хлопочет, покоя не зная.
Забытые вкусы гостям оживит,
Всё снедью из русской печи угощая.
Хозяин рассказом до слёз рассмешит.
В беседах застольных расплавятся души.
Развяжет язык тут хмельного глоток,
"Ты помнишь…, а помнишь", – повсюду услышишь, –
В былое уносит речей ручеёк.
И песню распевную бабы затянут,
Подхватят её невпопад мужики,
Польётся она через лес, за поляну
И стихнет вдали у ольховой реки…
Молю я природу, как древний язычник:
Избу не студи ты морозом, зима,
И лето, ты градом не бей о наличник,
А осень – наполни под верх закрома,
Весна – оживи уходящие силы,
Надежду на счастье былое верни,
Чтобы птицы запели в краю, сердцу милом,
И Родины мой островок сохрани…
Николай Носков

“За занавесками герань…”
За занавесками герань.
Дробится свет в стекле веранды.
А над окошками тарань,
Ее здесь целые гирлянды.
Внизу холодная река,
Но женщина немолодая
Проходит в гору, лишь слегка
Под коромыслом приседая.
Чтоб воду ей не расплескать,
В ведре — березовые плашки.
И смотрит вслед на эту стать
Задумчивый рыбак в фуражке.
Воды холодной полоса,
А вдоль реки, вдоль серой глади,
Торжественно, как на параде,
Стоят навытяжку леса.
Константин Ваншенкин

Дом
За поворотом будет дом,
Где на крылечке, как котёнок,
Спит солнца луч июльским днём
Иль потягается спросонок.
Я так скучаю по нему!
Дом мне ночами часто снится
И, может быть, мне потому
Так беспокойно ночью спится.
Мне снится дом, где на окне
Цвела герань зимой и летом...
Так было в детстве, а во сне
Она цветёт перед рассветом...
Когда я в нём за стол сажусь
И вижу мать с отцом на фото...
Но знаю, если не проснусь,
То в жизнь закроются ворота...
Александр Карякин

Дощатый пол, нагретый солнцем,
Цветастые половички,
На окнах пламенеют ярко
Герани красной огоньки.
Печь чисто выбелена мелом,
Горой расшитые подушки,
Комод старинный, патефон,
Узорчатые задергушки
Чугун, ухват, поленья дров…
Льняная скатерть, хлеб душистый,
А на полатях – связка лука,
И на окошке – кот пушистый.
Сеней прохладных сумрак тихий
И вслед скрипящее крыльцо.
Кадушка с квашеной капустой
Дохнёт кислинкою в лицо.
Когда мне станет очень грустно,
Я вспомню этот старый дом,
И снова бабушка седая
Несёт мне крынку с молоком.
Галина Никитина

Где дом родной?
Куда запропастился?
Река и молчалива, и строга.
На проводах сидят, как раньше, птицы
Мелодией родного очага.
Трава на месте дома. Лишь береза
Стоит одна на краешке двора.
Через листву чернеют птичьи гнезда,
И белая потрескалась кора.
Зачем я здесь?
Здесь обитают тени.
От прежнего –
ритмичный плеск волны.
Все остальное изменило время,
Мне лишь воспоминания видны.
И до последних дней моих, конечно,
Со мною будет милый старый дом,
С геранью окна, а зимою снежной –
Катанье с гор на склоне ледяном.
Тепло родной печи. Я днем холодным
К ней прижималась, радости полна.
И весело смеялась.
Но сегодня,
Сегодня здесь со мною тишина...
А где-то рядом под лучами мая
В окошке с занавеской кружевной
Цветет герань,
и девочка – другая -
Рисует классики на мостовой.
Маргарита Прилуцкая

Есть что-то дорогое в тихом быте...
Есть что-то дорогое в тихом быте,
В укладе жизни стороны лесной.
И время то на ниточке событий -
Жемчужинка, нанизанная мной.
Цветастые качнутся занавески,
Герань воспламенится на окне,
И станет так светло по-деревенски
В глухой, забытой богом стороне!
Не свяжет солнце кружевных узоров,
Чтоб красотою поражали той,
Как бабушкины скромные подзоры,
Наполненные милой теплотой.
Уют мой деревенский, домотканый!
Волнуешь и зовешь издалека:
Букет лесных цветов в простом стакане,
Краюха хлеба, крынка молока…
Пиджак на стуле, как деталька быта,
Коса в забор уткнулась во дворе…
"Сынок приехал! Тише, не будите,
Устал, косил поляну на заре…"
Юрий Сергеевич Павлов

Голос Родины
Люблю бывать в родной деревне,
Там в палисадниках деревья.
Там в огородах "журавли",
Чтоб брать из недр сок земли.
Там на окошках занавески,
За занавесками герань.
Там даже окрик самый резкий
Не ощущается как брань.
Там каждый, встретившись с тобой,
Поднимет кепку над собой.
А на столбах, как страж ворот,
Поет петух, иль дремлет кот.
Там можно встретить амазонок
На резвоскачущих конях…
Там голос Родины с пелёнок
Вошёл в меня.
Никон Сочихин

Деревенская старуха
В продроглом доме ужин при свечах.
Чайком согрета.
В доме - запустенье.
Цветок любимый на окне зачах:
герань – теплолюбивое растенье.
Над темным лесом дрогнула звезда.
В морозном небе – от созвездий льдисто.
Берёза под луною, запоздав,
накинула искристое монисто.
Так ясен мир за комнатным стеклом.
Снега искрятся весело и чисто.
А ей давно уж не было тепло,
И не понять простых житейских истин:
Зачем и кто обрезал провода
Там, на краю деревни, на столбе?
Ни лампочки, ни радио – беда.
И кто поможет ей в её беде?
Бутов Валерий Григорьевич

Есть в России деревеньки,
Что от мира далеки.
Потихоньку, помаленьку
В них стареют старики.
Детство – где-то за рекою,
Юность в сумерках живет...
Кто их поит? Кто их кормит?
Кто им песенки поёт?
Только дождь, заблудший в лето,
Птичий говор в тишине,
Только небо зимним светом,
Да герани на окне.
Но не въелось горе в лица,
И тоски тяжелой нет:
Видно, что-то все же снится,
Что-то доброе, как свет.
Видно, нам во грех не ставят.
Что не чувствуем греха,
И иссохшими перстами
Крестят нас издалека.
Эрнст Усманов

Аленький цветочек
Я смутно помню деревенский дом,
Большую прялку с нежною куделью,
И в красных розах полог над постелью,
И яблони в сугробах за окном.
А мама вышивала у огня...
Блестел наперсток, вспыхивали блики.
Я вслушивалась в сказку — и меня
Потряс однажды смысл ее великий.
И стала жить я сердцем в сказке той,
Где нелюбовь, пройдя все испытанья,
Однажды обернулась красотой
По волшебству любви и состраданья.
Как я любила нашу глухомань,
Сады над вьюгой, в крупных звездах ночи!
А на окне у нас росла герань —
Из вещей сказки аленький цветочек.
Как много лет прошло!..
Как много дум
Продумано,
Как горестны утраты!..
Но родники истоков вечно святы:
Они поили сердце нам и ум.
Я верю в силу простодушных слов,
Я верю до сих пор, как верят дети:
В любой беде, в любое лихолетье
Тоску и ужас победит любовь.
Проклюнется из сказки в добрый час,
Разгонит мрак глухой, ненастной ночи
И милую красу еще не раз
Спасет от смерти аленький цветочек.
Элида Дубровина

Герань

Снова вижу я кустик герани
На окне, в суете городской.
Вспомню детство и вспомню о маме.
И наполнится сердце тоской.

Где-то в дальней лесной деревушке
Нет дорог от сосны до сосны.
Одиноко вздыхает старушка,
Не надеясь дожить до весны.

Но подходит, прищурясь, к окошку,
Вот и радость: герань расцвела!
Будто снова играет гармошка,
Когда мамочка дочкой звала.

Мне сегодня взгрустнулось немножко,
Только верю - плохое пройдёт!
И в руке моей внучки ладошка.
И герань на окошке цветёт.
Элеонора Жукова

Вышивальщица
Вышивала я цветы,
Вышивала травы.
Всё, что видела кругом,
Всё легло на ткань.
Папа, мама у плиты
И сестёр орава.
Остро пахнет пирогом
И цветёт герань.
Вышивала я детей.
Дочку и сыночка...
Муж погибший и гробы -
Так себе узор...
А сегодня у дверей
Вышиваю точку,
Выметая из избы
Многолетний сор.
Что - то тянет на краю,
Не игла, а жало.
Нить моя оборвалась
На стежке простом...
Я всегда судьбу свою
Гладью вышивала,
Как же так, за что она
Вышилась крестом?
Григорий Беркович

Я покину его на рассвете -
Этот старый родительский дом,
За него я теперь не в ответе -
Продан он и, возможно, на слом.
Мне с зарею осеннею поздней
Расставанье споют петухи,
В дальний город дорога сквозь роздымь,
Там напишутся вряд ли стихи.
На прощанье в слезах, что не скрою,
Оглянусь и покажется мне:
Куст малины кивнет головою,
А герань улыбнется в окне.
Людмила Абросимова

Дворики...
Вы помните старые дворики
С развешанным мокрым бельем?
Где вечно старушки суровые
Болтали о чем-то своем...
Где пахло сиренью и красками,
Где вальс танцевал листопад,
И был детворою для классиков
Прилежно расчерчен асфальт...
Качели скрипели отчаянно,
И рушился в теплых руках
Куличик из теста песчаного,
А лодка не шла к берегам...
И двор охранял нас и баловал,
Пока мы взрослели, пока
Он наши кораблики в плаванье
Далекое не отпускал...
А детство текло своевременно:
Подняться пришлось на крыло.
И мы улетали растерянно:
Ну как чтоб без нас рассвело?
Вновь хочется, - больно и радостно
Туда, где не знают обид,
Туда, где не только по праздникам
Герань на балконе горит...
Вы помните, помните, помните...
Иль это случилось со мной?
Паркет чуть похрустывал в комнате,
А окна светились... весной!
Лора Тасси

Боюсь не найду
И я смотрю в открытое окно,
Стоит горшок герани.
и детство, что прошло,
Зовет, зовет и манит…
И вот стоит мой отчий дом,
Моей семьей согретый.
И были мама, папа в доме том,
Детство, детство, где ты?
Душой вернуться бы туда,
К теплому порогу.
Сквозь толщу прожитых лет,
Боюсь, я не найду дорогу…
Наталья Коршунова

В глубинке
Среди бездорожья, в глухих деревеньках,
Где волки в ночи свои песни поют,
Российские люди живут помаленьку,
Может быть, трудно, но всё же живут.
Здесь прожита жизнь. Повзрослевшие дети
Уехали лучшую долю искать.
Лишь редкие весточки в пестром конверте,
Да, может быть, внуки приедут опять.
Всё меньше людей. Магазины закрылись.
И дети давно уже в город зовут.
Но как им оставить кусочек России,
Где ласточки гнёзда под крышами вьют,
Где в домике каждом герань на окошке,
Святая икона висит над столом,
Уютно мурлычет любимая кошка
Да русская печка так манит теплом?
А выйдешь – березонька с низким поклоном
Проводит, и веткой помашет своей.
А в мае, в цветущей сирени за домом
Так задушевно споёт соловей.
Нет, не прожить без родимой сторонки,
К которой на веки сердцем прирос,
Где зорьки так ясны, капели так звонки,
И душу ласкает шелест берёз!
Вот бережно-бережно прядки седые
Ветер весенний переберёт…
Сколько таких деревенек в России?
Кто им поможет? Кто жизнь им вернёт?
Валентина Орлова

Беспризорник
Никомуненужность наших бед,
Никому не нужные слова.
Детство - это страшная игра.
Там меня и не было, и нет.
Никомуненужность пап и мам.
Ведь в подвалах дети не живут.
И следы, как точки телеграмм,
Прямо в неизвестное ведут.
И огромный мир - он тоже мой -
Старый дом, где бабушка жила.
Хорошо бы ты была живой
И герань за окнами цвела.
Хорошо бы елку нарядить
И собрать друзей и тех, и тех, -
Кто уже узнал беду и жизнь
И не помнит, что такое смех.
Никомуненужность наших глаз -
Никому ненужная родня -
Хорошо бы вспомнили про нас
И во мне увидели себя.
А. Очирова

…Здесь когда-то была перекладинка…
… Здесь стояло ведро у ворот…
Где когда-то сидели на лавочке –
Аж до крыши лопух достает.
… В перелатанной безрукавочке
Баба Таня с колодца идет.
Она выкосит всё то травиночки,
Грядки выполет, вымоет дом,
Приберёт вёдра все и корзиночки,
Мост подправит над старым прудом…
Но о чём я? Как видно, видение.
Баба Таня в московской земле.
В доме – хлам, сундуки, запустение,
Только чашка её на столе.
На божнице, украшенной кружевом, -
Ни лампадки, ни старых икон.
Старой мебелью комната сужена,
На кровати – забытый флакон.
Вон копилка – красотка знакомая.
Эх, забрать бы! Скользнула из рук
И разбилась.
И вышла из дома я.
И замкнулся во времени круг.
Только дождик все плакал по прошлому:
Там герани цветут на окне,
Там все травы заботливо скошены
И спешит баба Таня ко мне…
Г. Волохова

Родной дом
Солнце садится.
День завершен…
Примолкли уж птицы,
И дремлет мой дом.
В окошке герани
И лампочки свет…
Такого роднее
Гнезда в мире нет.
Здесь сын мой родился,
Сделал первый свой шаг…
Как вырос он быстро!
Не поверю никак,
Что взрослый он парень --
Жениться пора!
И зеркало мне
Показало вчера,
Что жизни уж вечер,
Что скоро закат…
А я все не верю --
Душа молода!
Елена Михальченко

Молчунья - мама, Ангел мой
Усталость жизни тяжела,
Как ноша, впившаяся в плечи.
Поземка седину вплела,
И взгляд погас, так гаснут свечи.

А на окне цветет герань,
Окно раскрасив буйным цветом.
Зачем встаешь в такую рань?
Или не спится душным летом?

Молчишь так много, о былом
Все вспоминаешь, и малину,
В стакане ложкой мнешь своем,
Забыла! Дай-ка я накину

Платок с широкою каймой,
И тапочки тебе придвину.
Молчунья - мама, ангел мой,
Давай попьем чайку с малиной.

И в этот час такой покой,
И время есть нам улыбнуться.
Никто не знает, в миг какой
Всем нам придется разминуться.
Ольга Натальина

В избе у старушки
Герань на окошке,
Перины, подушки,
Две гладкие кошки.
А в доме уютно,
Спокойно и тихо
И кажется, будто
Здесь не было лиха.
Да только у старой
Ни сына, ни дочки
И жить-то устала,
Считая годочки.
"Старушки не станет, —
Соседи вздыхают,
Завянут герани".
Да нет — полыхают!
Татьяна Байкова

Россия! Вот снова я дома,
В краю, что мне снится во сне,
С дорогой до боли знакомой,
С геранью в соседнем окне.
Россия - не спетая песня,
Давно я в разлуке с тобой,
Но только душой своей здесь я
И вот - возвратилась домой!
Татьяна Киркоян

“Цвела герань зимой и летом…”

Цвела герань зимой и летом,
У бабушки моей в дому….
Казалось в детстве, она светом,
В жилище не пускала тьму.

Все комнаты преображала,
Сибирский немудреный сад…
Увидев, сердце ликовало,
Герани бабкиной был рад.

Я “клавой” набираю строчки,
Спешу за временем бегом…
Припомнил красные цветочки,
Какой на окнах был огонь!

Они мое толкали сердце,
Кровь горячили мне тогда…
Герань украсила мне детство,
Как оказалось... навсегда.
Александр Карякин

На подоконнике герань
На подоконнике герань
Глядит сквозь зимнее стекло
На занесенный снегом край,
И только в горнице тепло.
Там печка топится, и чай
С медовым пряником всегда.
Там детство можно повстречать –
Я так хочу, хочу туда.
Закрыл нос лапой рыжий кот:
Сулит, наверно, холода.
Но здесь мороз уже не тот,
А может, просто жизнь не та.
Уже не встанет на лыжню
Воскресным утром ребятня,
А там, в угоду февралю,
Катались все, каталась я.
И этот снежно-белый край
Был самым теплым на Земле.
На подоконнике герань
Так часто стала сниться мне.
Ольховик Татьяна Сергеевна

Она постарела, уже не могла
На речку сходить за водой,
Избушка ее словно в землю вросла,
И садик зарос лебедой.
Когда-то в саду георгины цвели,
Настурций огонь полыхал.
А в домике плюшки на праздник пекли,
И смех в нем веселый звучал.
Теперь запустенье, безмолвье кругом.
Крапива повсюду растет.
И тихо рябина грустит под окном
Да ветер тоскливо поет.
В столице сынок у старушки живет,
Могла бы там жить и она.
Но только уехать к нему не дает
Родная ее сторона.
Старушка не мыслит, чтоб стать городской,
В столице порядки свои.
И даже там воздух совсем не такой,
Весной не поют соловьи.
И жалко старушке герань на окне,
И кошку куда ей девать?
Решила она, что ей можно вполне
В домишке своем доживать...
(Газета “Шаховские вести”)

Герань
Прекрасно помню старый дом с геранью,
Сидящей в грязных глиняных горшках.
В далеком детстве, за незримой гранью,
Воспитанный на вкусных пирожках,
До одури завидовал соседу,
Пропитому седому старику,
И думал: "Обязательно уеду!"
К далёкому морскому маяку,
Там воздух по-особенному сладкий,
Не то, что в нашем пыльном уголке,
Где жизнь не жизнь, обычные закладки,
А всё, что важно, где-то вдалеке.
Потом немного вырос и уехал,
Но так и не добрался до морей.
Сковали мимолетные успехи,
Ещё семья (в ней много якорей),
Да и вообще дорожные доспехи,
С теченьем лет мне сделались тесны,
И радости всё реже, сквозь помехи
Я, чувствуя влияние весны,
Внезапно так проснусь в слепую рань,
И поливаю старую герань…
Краб

В старости
Сидит старушка у окошка ,
Дела закончив спозарань,
Ее ладони гладят кошку,
На подоконнике герань.
Ей годы жизни - не подарок,
Детей взрастила без отца,
Все пальцы скрючены подагрой,
Лицо в морщинах и рубцах.
Глядит в окно с большой надеждой,
Боясь момент тот упустить,
Когда услышит, как и прежде,
Детей желанье погостить.
Хоть на минутку им заехать,
Неужто время не урвать?
Но тишина ей не помеха-
И завтра тоже будет ждать...
Сидит старушка одиноко,
Дела закончив спозарань,
Слеза туманила ей око,
И расплылась герань...
В.Цыганов

Вагон
Стоял вагон, видавший виды,
где шлаком выложен откос.
До буферов травой обвитый,
он до колена в насыпь врос.
Он домом стал. В нём люди жили.
Он долго был для них чужим.
Потом привыкли. Печь сложили,
чтоб в нём теплее было им.
Потом - обойные разводы.
Потом - герани на окне.
Потом расставили комоды.
Потом прикнопили к стене
открытки с видами прибоев.
Хотели сделать всё, чтоб он
в геранях их и в их обоях
не вспоминал, что он - вагон.
Но память к нам неумолима,
и он не мог заснуть, когда
в огнях, свистках и клочьях дыма
летели
мимо
поезда.
Дыханье их его касалось.
Совсем был рядом их маршрут.
Они гудели, и казалось -
они с собой его берут.
Но сколько он ни тратил силы -
колёс не мог поднять своих.
Его земля за них схватила,
и лебеда вцепилась в них.
А были дни, когда сквозь чащи,
сквозь ветер, песни и огни
и он летел навстречу счастью,
шатая голосом плетни.
Теперь не ринуться куда-то.
Теперь он с места не сойдёт.
И неподвижность - как расплата
за молодой его полёт.
Евгений Евтушенко, 1952 г.

Перенесет герань на подоконник...
Перенесет герань на подоконник,
Где солнышко прогреет ей листы...
Ну, не деревня это - если комнат
Не украшают кустики-цветы!
Ну, не деревня это – коль в простенке
Меж двух окон не проживает Бог,
Что нашими молитвами истерзан,
Глядит с иконы - строг и одинок.
Ну, не деревня это - коль не белены
К Великой Пасхе - печь, сарай и дом,
И каждое проснувшееся дерево,
Побитое морозным декабрем...

И уж потом, когда к концу - седмица,
Страстнейшая и мудрая пойдет,
По чистой хате дух распространится
От куличей, что бабушка печет...
Она их из печи лопаткой вынет,
Огладит каждый легкою рукой,
Глазурью белой впишет Его имя,
Помолится и станет вдруг такой...
Румяной, молодой, голубоглазой,
Как будто с плеч ее - долой года...
Такой она мне помнится, как праздник,
Который не вернется никогда....

Татьяна Коновалова

Моя деревня
Люблю тебя, земля моя родная!
Ты песнею живёшь в душе моей.
По лужам бегала я здесь босая,
И для меня нет уголка милей.
Сейчас, хотя прошли уж годы,
К деревне часто прихожу родной.
Я вижу всё, дома и огороды,
И баньки на пригорке над рекой.
По чёрному топились наши бани,
Мне кажется, я слышу запах тот.
Вот мама выглянет в окно из-за герани,
Меня как прежде в баню позовёт.
Но нет домов, и баньки все исчезли,
Черёмухи, как прежде здесь растут.
И соловьи свои лихие песни,
По вечерам в их зарослях поют.
Пойте, птицы! Мы слушать вас любили.
Пусть всюду раздаётся птичья звень!
Вы ни причём, мы, люди, загубили
В округе много милых деревень.
Н. М. Крючкова

Мой старенький дом
Я живу по старинке,
Вот мой старенький дом,
Под окошком рябины
Пламенеют огнём
И подсолнушек светит
Ярко-жёлтым глазком,
Осень лёгкой походкой
Посетила мой дом.
Петухами расшито
Полотенце моё,
Кружевами покрыто
Небольшое окно,
Домотканы дорожки,
Как ступенек расклад,
На комоде старинном
Фотокарточек ряд.
От горшочков с геранью
Веет свежестью трав,
Ах, мой старенький домик,
Деревенский уклад.
Л.А. Мезенцева

Отчий дом
Переулок, переулочек,
Тропка узкая на нём.
Упираюсь в закоулочек –
Вот он, вот он, отчий дом.
У него резные ставенки,
И завалинка при нём,
Баба Лена моя в валенках –
Ревматизм "горит огнём".
Угол весь в избе иконами,
Понаставленными в ряд,
Стариною пропылён у них
Золочёный их оклад.
И герань в горшочках красная
Пламенеет из окон,
Баба Лена моя ласковая
Всё заводит патефон.
Переулок, переулочек,
Вспоминаю отчий дом,
Где же, бабушка ты ласковая?
Где ж ты старый патефон?
Л.А.Мезенцева

Память детства

Помню деревянные полати
В дедовой избе под потолком,
Ходики с жестЯным циферблатом,
Образа над старым сундуком.

В русской печке - чугунок с картошкой,
На загнетке - крынка с молоком,
И герань на маленьком окошке
С нежным распустившимся цветком.

Чай с душицей и листом малины,
И пампушки с маком на столе,
И пирог из пареной калины,
И узор из снега на стекле.

Громко на печи мурлычет кошка,
И устал котёнок от игры.
Бабушкина тёплая ладошка
Гладит непокорные вихры.

Снится мне порою та избушка,
Музыка скрипящих половиц,
Мягкая пуховая подушка
И ковёр из ситцевых тряпиц.

Надышаться бы морозной синью,
В дом войти из маленьких сеней,
И обнять бы бабушку Фетинью,
К дедушке прижаться посильней.
Татьяна Тарханова

Отец и мама
Какое счастье знать, что где-то утром рано,
Едва открыв глаза, проснется отчий дом.
Вновь будет поливать стареющая мама
Любимую герань за солнечным окном.

Где у стола отец за ароматным кофе
Газету развернет с колонкой новостей.
Ему ли не понять, он в этом деле профи,
Что втайне мама ждет на выходной гостей.

А нам все недосуг: свои дела и планы,
Работа, быт, уют, подруги и друзья.
И сутки без звонка - для них рубцы и раны,
А дни уходят вдаль, и их вернуть нельзя.

Полсотни лет вдвоем. В пути преград немало,
Гордиться было чем, о чем переживать.
Пусть в ниточках волос так серебриться стало.
Поверьте, никому ту связь не разорвать!

Нам память все твердит тревожно и упрямо:
"Не забывайте дом за мирской суетой!"
Родные старики - мои отец и мама,
За мною - вальс двоих на свадьбе золотой!
Цветана

Родина моя далёкая

Родина моя далёкая!
Зовом сердце моё не рань!
На окне на том, на высоком,
Уже не цветёт герань,
Не идёт от печки нетопленной,
Горячих ватрушек дух,
Не позванивают спицы острые,
Подчиняясь движению рук. .
Чуть потрескивая, под иконами
Огонёк святой не горит,
И ночами тоскливыми, чёрными,
За детей душа не болит...
Родина моя далёкая!
Зовом сердце моё не тревожь!
...за деревней тропа одинокая,
Торопясь, убегает в рожь,
А во ржи васильки украдкою
Голубой завели хоровод....
Там, за низенькой, белой оградкою
Меня мама по-прежнему ждёт...

Мария Бондаренко-Мамаева

Усадьба
Плющ ползёт вдоль дорожек годами,
Завиваясь в спираль у корней
Тополей, что шуршат волосами,
Напустив на аллеи теней...
Бледно ночь фонари освещают,
В свете их всё дрожит в полутьме...
В странном месте рассветы встречают
Заключённые в полутюрьме,
В полудоме... У жизни на грани,
А в глазах лишь надежда осталась...
...На окошках горшочки герани -
Здесь ютится и прячется старость...
И усадьба забытых хозяев,
Как могила - совсем заросла.
...Жизнь прошла, ничего не оставив,
Лишь жилья уголок и тепла...
Вечерами, кто может, гуляет
И на лавочках сонно грустит.
И лишь память одна навещает
Тех, кто брошен и всеми забыт.
Флигелёк, где иконы святые,
От усадьбы минутах в пяти.
На аллеи он смотрит пустые,
Видя всех, кто не может дойти,
Кто не в силах уже шевелиться
И с трудом лишь кивает врачу...
Просят няню сходить, помолиться,
Да зажечь пред иконой свечу...
И сиделка тихонько вздыхает:
"Я уже здесь четырнадцать лет.
Не могу я без них, кто же знает,
Может, больше опоры им нет...
Позаброшенным, немощным, старым
Лишь болезни остались одни...
Никому из родни даже даром
Не нужны. Безразличны они.
Помню, в зиму снежинки кружились,
И один старичок мне сказал:
"Мы, как сны...Мы не жили, а снились...
А ведь я четверых воспитал..."
Помер он. Будь земля ему пухом.
Но слова его слышу в душе.
Да и я, что поделать, старуха...
Пожила, повидала уже..."
...На окошках горшочки герани,
В парке шелест опавших листков...
Только Бог, да усталая няня
Сохраняют своих стариков....
Мягков Александр

В посёлке детства, а не где-то
В посёлке детства, а не где-то,
По тихой улочке иду,
И узнаю по всем приметам
Дом на пригорке, на виду.

Там отцвели давно герани,
Теперь меня никто не ждёт.
Один торчу, как гость незваный,
У покосившихся ворот.
Мокрица буйно в огороде
Ковром пушистым зеленит.
Ленивый кот по крыше бродит,
Дым из трубы уж не дымит.
За счастье было в час рассветный,
И не во сне, а наяву,
Вдыхая ароматы лета,
Босой ногой примять траву.
Услышать, как гремит в колодце
Бадья с холодною водой,
Где эхом уж не отзовётся
Твой голос, милый и родной.
Мне только б старый дом увидеть,
Поговорить о том, о сём,
Забыв про прежние обиды,
А, в общем, каждый о своём.
Жаль, никого уже не встретить,
Знакомой тропкой не пройти,
И не найти по всем приметам
Засечек детства на пути.
Но не грущу и не жалею,
И никого уж не зову,
Коль стал я, как старик, мудрее,
И всё ж, увы, примну траву.
Не потому ль живу и верю,
Люблю, как любят старики,
Душой открытой, словно двери,
С тобой до гробовой доски.
Юрий Пестерев

Возвращение в детство
Моей бабушке посвящается...

Ах, Боже мой, какое же блаженство -
Хотя бы в памяти, хотя б на миг,
Вернуться вновь в сверкающее детство
За изгородь, где головой поник
Подсолнух, туго зёрнами набитый,
Где трогательны маки на ветру
И огурец хрустящ, росой умытый,
И звонок щебет птичий поутру.
Цветастый рай у старенького дома,
Где травы источали доброту,
Где под окном в малиновой истоме
Светились ягоды... и таяли во рту.
Где ласковые бабушкины руки
Царили безраздельно и для нас,
Восторженных, ещё не знавших скуки,
Щедр на открытия был каждый час.
Где был крыжовник непролазной рощей,
A помидоры были по плечо.
Где радостнее было всё и проще,
И по рукам лупило солнце горячо.
Где все мечты - о новой кукле Тане,
Где в зарослях смородины хмельной
Стряпня шла из укропа и герани,
И падал тополиный снег стеной.
Что быть могло превыше наслажденья
Бродить по тёплым лужам босиком
И замирать от чудо-отраженья
Цветастой радуги, раскинутой мостом.
Зимой тот милый рай весь был заснежен...
И мы с сестрой двоюродной, смеясь,
Барахтались в сугробах... Тих и нежен
Кружился снег, на изгородь мостясь.
У бабушки я часто оставалась...
Каким же было счастьем для меня
Проснуться утром - печка разгоралась,
Трещала весело от жаркого огня.
И, смяв у подбородка одеяло,
Я нежилась в блаженном полусне,
А точка-радио передавала
Весёлые рассказы о зиме.
Окно оплетено было искусно
Ледовым кружевным плющом,
От печки пахло чем-то вкусным -
То бабушка мудрила над борщом.
После обеда к валенкам подшитым
Мы, прикрутив верёвкой снегурки,
Катались со стараньем чуть прикрытым
По льду Чердымовки - реки.
Вокруг всё было сказочно - огромным.
Мир стлался за забором далеко,
И был он величайших таинств полным,
И небо было слишком высоко.
Кто б подсказал мне, всё давно познавшей,
Как можно повернуть вдруг время вспять,
Сорвать вновь с грядки огурец хрустящий
И руки бабушке поцеловать...
Валентина Аллик

В комнатах детства

В комнатах детства – герань и алоэ.
Лето безвылазно в доме живёт!
Если стучится к нам счастье какое –
Мать захлопочет, лицо молодое,
Срезала розу, как свечку несёт!

Мимо скользну я, и дверь не закрою –
Сосны, сараи, чужой огород.
Помню, срезали всё чаще алоэ:
Если приладишь на место больное –
Всё перетерпится, всё заживёт!
Николай Гайдук

Как остро чувствуют глаза:
Над крышами нависла нега,
Собачий лай и голоса
Туда скользят по хлопьям снега.
Герани поздней алый ком
В окне. Забота утро будит.
Уже за ранним молоком
Спешат с бидончиками люди.
И там, где замирают дни,
Высокое тревожит слово:
Как будто детство пронесли
Охапкой сена молодого.
Виталий Крёков

Дверь в хату к маме, как всегда открыта
И дремлет у порога рыжий кот...
Герань в окошке по утру полита,
Старушка-мама на крылечке ждет.
Ждет почтальона с весточкой от сына,
А вдруг, сыночек, все же прилетит...
Но, почтальон опять проходит мимо
И вновь у мамы сердце защемит.
А в доме свежим хлебом пахнет с медом,
Кувшин заполнен теплым молоком...
Соседка к ней заходит мимоходом
И песнь поет сверчок под потолком.
А мама ждет, не забывай про маму.
Она все понимает и простит...
Пишите иногда, пусть и помалу,
Скучает мать и по ночам не спит.
Лариса Томарова

Там пела мама молодая...
Там пела мама молодая,
А на окне герань цвела,
Огнями тусклыми сверкая,
Манила ёлка из угла.

Там по протоптаным дорожкам,
На Новый год, по вечерам,
Ботинки, валенки, калоши
Сходились к нам, сбегались к нам.

Под звуки старенькой гитары
Страдал влюблённый баритон,
Кружились медленные пары
И слышался бокалов звон.

Там шестилетняя принцесса,
С глазами, словно васильки,
Рассказчица и поэтесса,
Читала дивные стихи.

Торжественно горели свечи,
Сладчайший подавался торт,
Нажравшись раз в году, у печки,
Дремал наш старый рыжий кот...

Мой милый дом, как часто снится
Мне праздник несравненный твой!
Родные голоса и лица...
Смех мамы... и отец живой.
Александр Колосок

Класс!